29 августа 2019 года в Верховном Суде Республики Беларусь состоялся круглый стол «Отдельные вопросы применения законодательства при проверке законности действий контролирующих органов».

В мероприятии приняли участие заместитель Главы Администрации Президента Республики Беларусь В.В. Мицкевич, заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь Ю.В. Кобец, судьи Верховного Суда Республики Беларусь С.И. Дубай и С.А. Любецкая, председатель Белорусской республиканской коллегии адвокатов В.И. Чайчиц, первый заместитель Премьер-министра Республики Беларусь А.Г. Турчин, Министр по налогам и сборам С.Э. Наливайко, заместитель Генерального прокурора А.М. Лашин, заместитель начальника 2-го управления ДФР Комитета госконтроля А.Л. Варава, заместитель Председателя Комитета государственного контроля Республики Беларусь — директор Департамента финансовых расследований И.А. Маршалов, начальник главного экспертно-правового управления Комитета государственного контроля А.Ю. Матюшенко, исполнительный директор Общественного объединения «Белорусский республиканский союз юристов» И.В. Орловская.

Мероприятие открыл Заместитель Главы Администрации Президента, председатель ОО «Белорусский республиканский союз юристов» Валерий Вацлавович Мицкевич, который отметил, что Глава нашего государства неоднократно подчеркивал необходимость создания благоприятного правового режима для развития бизнеса, поэтому отмена Указа № 488 – очередной шаг, а также новый этап работы для контролирующих органов. В.В. Мицкевич подчеркнул, что современные методы противодействия теневой предпринимательской деятельности уже не требуют применения столь жестких пресекательных мер, какие предполагал Указ № 488. Поддержал такую позицию и председатель судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Ю.В. Кобец.

По словам директора Департамента финансовых расследований И.А. Маршалова, подходы контролирующих и правоохранительных органов к оценке тех или иных хозяйственных операций стали более взвешенными и объективными, более лояльными и гуманными для бизнеса. Также он отметил, что для добросовестных плательщиков, которых у нас в стране преобладающее большинство, произошедшие изменения влекут дополнительную правовую защиту.

Как отмечалось в ходе проведения круглого стола, выработаны единые подходы всех правоприменителей в понимании добросовестности плательщика в налоговых правоотношениях в процессе совместной работы Верховного Суда с заинтересованными государственными органами.

Такие подходы предполагают следующее:

  • субъекты предпринимательской деятельности вправе использовать различные режимы налогообложения;
  • формальные нарушения порядка составления первичных учетных документов не являются основанием для корректировки налоговой базы налогоплательщика, если отсутствуют доказательства того, что он стремился к необоснованному получению налоговой выгоды;
  • субъект предпринимательства не должен нести ответственность за действия третьих лиц. В отношении добросовестных налогоплательщиков не применяется корректировка налоговой базы из-за взаимоотношений с контрагентом, чья деятельность не была добросовестной, если не доказано, что контрагенты действовали сообща в целях необоснованной минимизации своих налоговых обязательств;
  • контролирующие (надзорные) органы должны обеспечить прозрачность подходов при применении п. 4 ст. 33 Налогового кодекса, регулярно информируя субъекты предпринимательской деятельности о допустимых условиях налоговой оптимизации.

В связи с поступающими вопросами по инструкции о порядке составления и направления заключений об установлении оснований, влекущих корректировку налоговой базы и (или) суммы налога (сбора), а также оформления и направления информации, утвержденной постановлением Комитета государственного контроля от 9 июля 2019 года №3 (далее – Инструкция), Заместитель начальника 2-го управления Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля А.Л. Варава проинформировал участников круглого стола о практике применения данной Инструкции.

В связи с тем, что Инструкция вступила в силу с 17 июля 2019 года, период ее действия не позволяет говорить о том, что правоприменительная практика сложилась окончательно. Одно из существенных отличий от ранее действовавшего механизма – право составления заключений в отношении субъектов предпринимательства предоставлено исключительно Департаменту финансовых расследований, тогда как ранее правом составления и направления предписаний обладали все органы финансовых расследований.

За почти трехлетний период ДФР составило 159 заключений в отношении субъектов бизнеса, ни одно из которых не обжаловалось. В ходе отработки этих заключений установлено более 4200 уникальных контрагентов, которые оформляли от одной до сотни хозяйственных операций с субъектами предпринимательства, в адрес которых было направлено более 2200 предписаний с требованием произвести корректировку налогового учета и доплату причитающихся налогов, по которым поступило более 200 возражений.

Сейчас механизм составления заключения усложнился – необходимым основанием являются результаты проверки, проведенной в порядке, предусмотренном Указом № 510, или в ходе расследования уголовного дела, т.е. дополнительно необходимо наличие акта проверки либо постановления о возбуждении уголовного дела.

Кроме того, И.А. Маршалов отметил, что Инструкция — это документ, который всего лишь определяет то, как ДФР может проинформировать широкий круг заинтересованных лиц о том, что определенная фирма в определенное время работала как лжепредпринимательская структура, а также сообщить контрагенту, что в его бухучете есть документы, свидетельствующие о его взаимоотношениях с этой лжеструктурой. По словам И.А. Маршалова, Инструкция в принципе не может расширить положения 33-й статьи Налогового кодекса. Более того, она даже усложняет работу для органов финансовых расследований, потому что устанавливает дополнительные условия, которые служат основанием для вынесения заключения.

Субъектам хозяйствования направляется информация с предложением самостоятельно осуществить в соответствии с Налоговым кодексом корректировку налоговой базы и суммы подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора), представив в налоговый орган по месту постановки на учет налоговую декларацию (расчет) с внесенными изменениями и дополнениями, а также уплату невнесенных налогов (сборов). Сроки исполнения в инструкции не названы. Однако в ДФР КГК отметили, что такие сроки и не могут быть определены в инструкции. Предложение самостоятельно осуществить корректировку налогов носит информационный характер и не содержит предписывающих норм. В информации субъект хозяйствования лишь предупреждают о последствиях неисполнения предложений, а именно о возможности назначения внеплановой проверки.

Соответственно поднялся вопрос относительно корректировки налоговой базы и того, как субъекту хозяйствования определить, какую сумму налогов необходимо уплатить.

По словам министра по налогам и сборам С.Э. Наливайко, необходимо исходить из реальности и вернуть все на свои места: выручку, затраты, вычеты по НДС. Исходя из положений ст. 33 Налогового кодекса, которые предусматривают три обстоятельства для корректировки налоговой базы, С.Э. Наливайко пояснил следующее:

  • Если искажены сведения о фактах совершения хозяйственных операций, объектах налогообложения, налоговых декларациях (расчетах) и других документах, нужно внести исправления, представить уточненные налоговые декларации и уплатить причитающиеся налоги.
  • Если целью хозяйственной операции была неуплата (неполная уплата) налога или если она не была реально совершена, следует исходить из норм законодательства, определяющих порядок исчисления налогов и сборов, которые следовало бы уплатить в случае, если бы субъект хозяйствования не использовал схемы незаконной минимизации налоговых обязательств.
  • Если какая-то сделка признается недействительной, если ее в реальности не было, если затраты искусственно завышены, субъекту хозяйствования нужно все привести в соответствие. Если завышены затраты, в декларацию необходимо внести реальные и в таком виде ее подать. В данном случае никаких особых методов расчета налогов нет.

Поскольку Указ № 488 отменен, реестр лжепредпринимательских структур не ведется. В связи с чем, встал вопрос, как добросовестным субъектам хозяйствования проверять благонадежность контрагента, как и кем будут доказываться факты работы с лжепредпринимательскими структурами в отсутствие реестра.

С.Э. Наливайко отметил, что реестр убрали по просьбе субъектов хозяйствования, в том числе бизнес-союзов. Наличие субъекта в реестре никогда не было однозначным доказательством для корректировки сумм налоговых обязательств, всегда осуществлялся сбор доказательной базы, подтверждающей факт правонарушений. В настоящее время для проверки благонадежности деловой репутации своих контрагентов можно воспользоваться платной услугой Национального центра электронных услуг посредством единого портала электронных услуг общегосударственной автоматизированной системы. Сведения о составленных заключениях в отношении субъектов предпринимательской деятельности будут в свободном доступе размещаться на официальном сайте Комитета государственного контроля в разделе «Департамент финансовых расследований».

В ходе мероприятия встал вопрос относительно случаев «дробления» бизнеса на несколько юрлиц, фактически управляемых одними и теми же людьми, или перевода части дочерних структур на упрощенную систему налогообложения. На что С.Э. Наливайко пояснил: если основной целью является создание нескольких субъектов хозяйствования, прикрывающих деятельность одного субъекта, не отвечающего условиям для применения специального режима налогообложения (УСН), с целью использования преимуществ, предусмотренных таким режимом, в данном случае налоговые обязательства подлежат корректировке исходя из фактических обстоятельств совершения хозяйственных операций и собранной доказательной базы.

Кроме того, он отметил: «Никто не запрещает проводить сделки по ценам ниже рыночных. Важно понимать, что сделки, в которых отсутствует здравый смысл и логика, будут тщательно анализироваться. Опасаться действий налоговых органов здесь не стоит, каждая такая операция будет анализироваться, в том числе с участием плательщика».

Участниками Круглого стола обсуждался вопрос касательно возможности обжалования действий ДФР по составлению и направлению субъектам предпринимательской деятельности заключений об установлении оснований, указанных в п. 4 ст. 33 Налогового кодекса, а также по оформлению и направлению информации в отношении его контрагентов.

Как пояснила судья Верховного Суда С.И. Дубай, субъекту хозяйствования принадлежит право выбора способа судебной зашиты: он вправе обжаловать действия по составлению и направлению заключения, оформлению и направлению информации, либо оспорить обоснованность назначения внеплановой проверки при отказе от самостоятельной корректировки налоговой базы, либо обжаловать вынесенное по результатам проверки решение  о такой  корректировке.

Правом на обращение в экономический суд за судебной защитой по данной категории дел обладают юридические лица, индивидуальные предприниматели или гражданине, а также прокурор.

Правом на обжалование действий ДФР по составлению и направлению заключения обладают как сам субъект предпринимательской деятельности, в отношении которого оно составлено и направлено, так и его контрагенты, совершившие хозяйственные операции с таким субъектом, поскольку для последних существенное значение имеют указанные в заключении основания для корректировки налоговой базы в соответствии с п. 4 ст. 33 Налогового кодекса, а также период, в течение которого такие операции совершались.

При обжаловании заключения подлежат проверке факты, обстоятельства, которые послужили основанием для его составления, а также обоснованность корректировки налоговой базы, основания для корректировки, период, за который корректируется соответствующая хозяйственная операция.

При обжаловании информации проверяется только взаимосвязь между субъектом, заключившим сделку с предполагаемой лжепредпринимательской структурой. И то, и другое будет проверяться судами только в рамках конкретного субъекта хозяйствования, хозяйственных отношений двух-трех конкретных субъектов хозяйствования. Будут проверяться факты и обстоятельства совершения конкретных хозяйственных операций. Весь объем схемы действий такой лжепредпринимательской структуры проверяться не будет.

Участники мероприятия пришли к выводу об эффективности и необходимости проведения мероприятий в подобном формате и поддержали инициативу осуществлять их на регулярной основе в целях обсуждения практики применения изданных нормативных документов и выработки единого подхода к их применению, а в случае выявления проблемных вопросов – оперативного реагирования и определения путей их решения. В связи с чем, эти и другие вопросы применения налогового законодательства будут рассматриваться на заседании Совета по развитию предпринимательства в начале октября и на заседании Пленума Верховного Суда в декабре.

Адвокат, осуществляющий адвокатскую
деятельность индивидуально, Панин О.И.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться:
Share

Спасибо!

Администратор был уведомлен о найденной ошибке

Закрыть