Пример 1.

Истица К. состояла в браке с ответчиком Н. с 23.03.1992 по 01.04.2015.

12.10.2007 между ней и ответчиком был заключен Брачный договор, по условиям которого в случае расторжения брака за каждым супругом признается право на 1/2 долю в праве собственности на квартиру; а приобретенные в период брака два земельных участка являются собственностью ответчика.

Указывая, что условиями Брачного договора нарушен принцип равенства долей супругов в совместно нажитом имуществе при разделе имущества, истица просила суд признать его недействительным.

При рассмотрении данного спора суд учитывал, что законом предусмотрена возможность изменения супругами в Брачном договоре установленного ст. 23 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС), ст. 259 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) режима общей совместной собственности. Согласно ст. 13 КоБС Брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК. Суд также учитывал, что приговором суда от 13.03.2017 Н. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 426, ч. 1 ст. 211 Уголовного кодекса Республики Беларусь и ему назначено наказание в виде лишения свободы с конфискацией имущества. Суд учел, что иск о признании брачного договора недействительным подан К. в октябре 2017 года, спустя 10 лет после заключения сделки. При таких обстоятельствах в удовлетворении иска К. было судом отказано.

Пример 2.

В заявлении суду прокурор в интересах ИМНС Республики Беларусь по Л. району г. В. указал, что на основании исполнительной надписи нотариуса от 3 июля 2015 г. К. обязан к уплате в пользу ИМНС Республики Беларусь по Л. району г. В. задолженности по налогам в сумме 169 543 150 руб., а также пени 76 543 600 руб. На основании данной исполнительной надписи судебным исполнителем ОПИ района г. В. возбуждено исполнительное производство. При исполнении указанного исполнительного документа установлено, что на основании договора купли-продажи от 08  февраля 2016 г. за супругой должника В. зарегистрирован автомобиль «БМВ X6», 2011 года выпуска. 20 февраля  2016 г. между К. и В. был заключен Брачный договор. которым они изменили режим общей совместной собственности в отношении указанного автомобиля, указав, что как в период брака, так и в случае его расторжения, как по взаимному соглашению, так и по инициативе одного из супругов, автомобиль переходит в собственность В.

Заключение Брачного договора делает невозможным обращение взыскания на долю К. в праве на автомобиль. Указывая, что Брачный договор заключен супругами К. и В. после возбуждения исполнительного производства без намерения создать соответствующие юридические последствия, а в целях предотвратить обращение взыскания на имущество К. путем изменения режима совместной собственности, прокурор просил признать этот договор недействительным.

Разрешая спор, суд руководствуясь ст. 13 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье (далее — КоБС), а также ст. 169 — 171 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК), пришел к выводу о том, что имеются основания для признания Брачного договора недействительным, поскольку он был заключен без намерения создать юридические последствия и с целью избежать обращения взыскания на предмет договора.

Требования об установлении факта ничтожности сделки и о применении последствий ее недействительности могут быть предъявлены любым заинтересованным лицом. Суд вправе установить факт ничтожности сделки по своей инициативе. В этом случае суд принимает последствия недействительности ничтожной сделки.

В силу п. 1 ст. 171 ГК мнимой считается сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей юридические последствия. Такая сделка является ничтожной.

Доводы прокурора в обоснование признания Брачного договора ничтожным нашли свое подтверждение в суде.

Пример 3.

Истец П. состоял в зарегистрированном браке с ответчицей С. с 4 апреля  2007 г. по 11 февраля 2017  г., от брака имеют двоих несовершеннолетних детей.

В период брака на имя С. они пробрели в собственность квартиру с использованием кредита и автомобиль «Шевроле Круз» 2011 года выпуска.

10 сентября 2015 г. супруги заключили Брачный договор, удостоверенный нотариусом, по условиям которого вышеназванная квартира переходит на праве собственности ответчице С., а П. (истцу) переходит в собственность автомобиль «Шевроле Круз». Брачный договор и основанный на нем переход права собственности на недвижимое имущество был зарегистрирован 23 ноября 2015 г. в РУП «Агентство по государственной регистрации и земельному кадастру».

Ссылаясь на то, что Брачный договор был заключен под влиянием заблуждения относительно природы сделки, так как он полагал, что в результате сделки принадлежащая ему часть квартиры (1/2 доля) перейдет детям, в результате чего он, как один из супругов, был поставлен в крайне неблагоприятное положение, истец П. просил суд признать недействительным Брачный договор, заключенный между ним и ответчицей, и признать недействительной государственную регистрацию перехода права собственности на квартиру на основании данного договора.

В соответствии с пп. 1, 2 ст. 179 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки, тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможность его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

В соответствии с п. 58 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 23 октября 2006 г. N 63 (с последующими изменениями и дополнениями), в Брачный договор не могут быть включены права, обязанности и условия, указанные в части третьей п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22 июня 2000 г. N 5 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака».

В соответствии с частью третьей п. 11 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь Брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав. Он также не должен содержать условий, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат началам семейного законодательства.

Суд пришел к выводу, что   исходя из ст.ст. 23, 24 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье, п. 1 ст. 179 ГК, условия Брачного договора о передаче в собственность истцу автомобиля «Шевроле Круз» 2011 года выпуска, а ответчице — трехкомнатной квартиры ставят истца в крайне неблагоприятное положение и противоречат основным началам семейного законодательства. Так, в силу п. 58 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий в Брачный договор не могли быть включены права, обязанности и условия, указанные в ч. 3 п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22 июня 2000 г. N 5 (с изменениями дополнениями), тогда как в данном случае такое условие в Брачный договор включено.

Суд пришел к выводу,   что Брачный договор заключен истцом под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение относительно природы сделки, поскольку имеет место порок воли ее участника, выразившийся в том, что она (воля) была искажена под влиянием существенного заблуждения.

В результате волеизъявление истца, как внешнее выражение воли, зафиксированное в сделке, не соответствует его действительной воле, поскольку судом бесспорно установлено и это не оспаривалось ответчицей в судебном заседании, что фактическим намерением истца было передать по дарению долю квартиры своим детям как долю в совместно нажитом имуществе и истец полагал, что в результате Брачного договора принадлежащая ему доля квартиры перейдет в окончательном итоге его несовершеннолетним детям, о чем он и просил нотариуса при совершении сделки. Когда по разъяснениям нотариуса он понял, что сразу детям подарить квартиру нельзя, учитывая, что за нее погашается кредит, однако ответчица после оформления квартиры на себя может передать квартиру детям, он согласился с таким предложением и поэтому подписал Брачный договор.

Вместе с тем ответчица впоследствии на его предложение оформить половину квартиры на несовершеннолетних детей отказалась, равно как отказалась она от предложения суда решить таким образом вопрос во внесудебном порядке способом, предложенным истцом, что следует из протокола судебного заседания.

Тот факт, что истец имел намерение дарения своей доли квартиры детям, а не супруге, подтвердили суду свидетели П, Д., Л. и М.

Поскольку судом признан Брачный договор недействительным, то правильно применены последствия недействительности договора исходя из п. 2 ст. 168 ГК, признана недействительной государственная регистрация сделки и основанный на ней переход права собственности на квартиру, учитывая, что государственная регистрация сделки — это стадия сделки, а не ее форма.

Ольшевская Н.В., адвокат, осуществляющий адвокатскую
деятельность индивидуально

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться:
Share

Спасибо!

Администратор был уведомлен о найденной ошибке

Закрыть