Исходя из положений ст. 62 Конституции Республики Беларусь, согласно которым каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами представляется актуальным обратить внимание на институт адвокатской тайны.

Адвокатская тайна нашла своё закрепление в Законе Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (абз. 4 ст. 1 «Адвокатская тайна»). Адвокатская тайна – сведения о вопросах, по которым клиент обратился за юридической помощью, суть консультаций, разъяснений, справок, полученных клиентом от адвоката, сведения о личной жизни клиента, информация, полученная от клиента, об обстоятельствах совершения преступления по уголовному делу, по которому адвокат осуществлял защиту прав, свобод и интересов клиента, а также сведения, составляющие коммерческую тайну клиента.

Согласно положениям гл. 3 Постановления Министерства юстиции Республики Беларусь от 06.02.2012 года № 39 «Об утверждении Правил профессиональной этики адвоката» соблюдение адвокатской тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Обязанность сохранения адвокатской тайны не ограничивается во времени.

Правила установления, сохранения и неразглашения адвокатской тайны распространяются:
на сведения о вопросах, по которым клиент обратился за юридической помощью;
суть консультаций, разъяснений, справок, полученных клиентом от адвоката;
сведения о личной жизни клиента;
информацию, полученную от клиента, об обстоятельствах совершения преступления по уголовному делу, по которому адвокат осуществлял защиту прав, свобод и интересов клиента;
сведения, составляющие коммерческую тайну клиента.

Важно, что материалы, входящие в состав адвокатского производства по делу, а также переписка адвоката с клиентом должны быть ясным и недвусмысленным образом обозначены, как принадлежащие адвокату или исходящие от него.

Следует иметь в виду, что адвокат может раскрыть доверенную клиентом информацию в объёме, который он считает обоснованно необходимым, в случаях, предусмотренных п.7 вышеназванных Правил профессиональной этики:
согласия на это самого клиента, если раскрытие такой информации необходимо для оказания юридической помощи;
обоснования позиции адвоката при решении спора между ним и клиентом либо обоснования личной защиты по делу, возбуждённому против него и основанному на действиях, в которых принимал участие клиент;
проведения консультаций с другими адвокатами, если клиент не возражает против таких консультаций.

Следовательно, адвокатская тайна обладает признаками абсолютности (доступ без разрешения первоисточника запрещен) и направлена, прежде всего, на защиту частной жизни граждан при реализации ими прав на надлежащую правовую процедуру и иные гарантии судебной защиты прав граждан и юридических лиц.

Кроме того, примечание к ст. 406 Уголовного кодекса Республики Беларусь устанавливает, что адвокат, имеющий статус защитника в уголовном процессе, не может быть привлечен к уголовной ответственности за недонесение о достоверно известном совершенном особо тяжком преступлении либо о достоверно известном лице, совершившем это преступление, или о месте нахождения такого лица, а также за недонесение о достоверно известном готовящемся тяжком или особо тяжком преступлении.

На международном уровне объективная необходимость установления и защиты сведений, составляющих адвокатскую тайну определяется Основными принципами, касающимися роли юриста (приняты в г. Гаване 27.08.1990 — 07.09.1990 восьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями), где в п. 22 предусмотрено: «Правительства признают и обеспечивают конфиденциальный характер любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений».

Правовой режим адвокатской тайны, являясь абсолютным, в своем составе имеет в наличии, кроме прочего, гарантии соблюдения адвокатской тайны посредством механизмов дисциплинарной (гл. 3 Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь»; гл. 9 Правил профессиональной этики адвоката) и административной ответственности (ст. 22.13 «Разглашение коммерческой или иной тайны» Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь) адвокатов за разглашение данных сведений.

Адвокат не вправе давать свидетельские показания и объяснения по вопросам, составляющим адвокатскую тайну. В случае вызова адвоката органом, ведущим административный, уголовный, гражданский, хозяйственный процесс, для опроса либо допроса в качестве свидетеля по вопросам, связанным с профессиональной деятельностью, адвокат обязан сообщить об этом руководителю органа адвокатского самоуправления.

Однако, существуют случаи, предусмотренные законом, позволяющие государственным органам иметь доступ к некоторым сведениям, составляющим предмет адвокатской тайны. К примеру, налоговые органы при проведении налоговой проверки адвокатского образования, как правило, устанавливают, от кого из клиентов (доверителей), в какой сумме и на основании какого соглашения об оказании юридической помощи поступили денежные средства адвокату.

При осуществлении контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты налогов (сборов) и иных обязательных платежей налоговые (таможенные) органы в соответствии со своими полномочиями, закрепленными в ст. 81 и других статьях Налогового кодекса Республики Беларусь, имеют право получать от плательщика (иного обязанного лица) – адвоката или адвокатского образования, необходимые для исчисления, уплаты и взыскания налогов, сборов (пошлин) документы (их копии), иную информацию, касающуюся деятельности и имущества плательщика (иного обязанного лица) Между тем некоторые из обычно запрашиваемых налоговыми органами документов содержат сведения, составляющие адвокатскую тайну.

Для проверки налоговой базы по некоторым налогам, связанным с получением доходов от адвокатской деятельности, налоговому органу необходимо проверить правильность уменьшения налоговой базы по налогу на сумму понесенных расходов. Эти расходы должны быть реальны, обоснованы (непосредственно связаны с оказанием адвокатом (адвокатами) юридической помощи клиенту) и документально подтверждены, т.е. документальное подтверждение несет в себе риск разглашения адвокатской тайны. Например, командировочное удостоверение с отчетом, где указываются место, время, цель командировки, результаты выполнения командировочного задания.

Кроме того, согласно подп.1.6-1 п.1 Налогового кодекса Республики Беларусь должностное лицо налогового органа вправе производить личный досмотр плательщиков (иных обязанных лиц) (они же адвокаты) и их представителей, досмотр находящихся при них вещей, документов, ценностей и транспортных средств.

Согласно подп. 1.5 п. 1 ст. 81 НК налоговые органы и их должностные лица в пределах своей компетенции имеют право получать от других государственных органов, организаций и физических лиц необходимые для выполнения возложенных на налоговые органы обязанностей информацию, в том числе сведения, составляющие коммерческую, профессиональную, банковскую и (или) иную охраняемую законом тайну, с соблюдением требований, установленных законодательными актами.

Безусловно, в соответствии с подп. 1.11 п. 1 ст.82 Налогового кодекса Республики Беларусь (НК) должностные лица налоговых органов обязаны соблюдать налоговую тайну и правила хранения сведений о плательщиках (иных обязанных лицах). В свою очередь, п. 5 Положения о порядке хранения сведений, составляющих налоговую тайну, доступа к ним и их разглашения, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 16 сентября 2004 года № 1149 предусматривает перечень субъектов, которым могут разглашаться сведения, составляющие налоговую тайну.

Данный перечень нельзя признать исчерпывающим, поскольку он не исключает возможность предоставления конфиденциальной информации другим лицам (пользователям) на основании запроса, направленного в компетентный орган, либо соглашения об информационном обмене, заключенного между пользователем и компетентным органом (абз. 12 ч.1 п. 5 упомянутого Положения).

Таким образом, присутствуют противоречия в законодательных актах, а именно, между специальным законом, регулирующим институт адвокатской тайны и общим законом, регулирующим отношения, связанные с налогообложением. Абсолютность адвокатской тайны не позволяет адвокату-налогоплательщику предоставить информацию, составляющую предмет адвокатской тайны без согласия клиента (доверителя). В то же время, налоговым органам законом предоставлены права на истребование сведений, досмотр и обязанность предоставления сведений установленным государственным органам либо иным лицам по запросу необходимых (законом не установлено каких???) сведений для выполнения возложенных на налоговые органы обязанностей…!?

Проблема заключается также и в том, что обязанность по защите адвокатской тайны налоговыми органами законодательством не предусмотрена. В связи с чем, органы внутренних дел, не нарушая закон, могут узнать сведения, составляющие адвокатскую тайну (в том числе получить документы). Для этого достаточно направить запрос в налоговый орган. Обязанность конкретных должностных лиц налоговых органов по надлежащему хранению сведений, составляющих адвокатскую тайну, законом также не установлена.

Следовательно, «размыта» и ответственность должностных лиц налогового органа за разглашение адвокатской тайны третьим лицам.

Схожие проблемы правового регулирования доступа государственных органов к информации, составляющей адвокатскую тайну, связаны с деятельностью по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения.

По мнению Конституционного суда, нормы Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», предусматривающие освобождение адвоката, стажеров, помощников адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с их профессиональной деятельностью, а также невозможность получения и использования информации, составляющей адвокатскую тайну, служат обеспечению права каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе на его честь и достоинство (ст. 28 Конституции). Кроме того, они являются гарантией того, что информация о частной жизни, доверенная лицом в целях собственной защиты адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе против него самого (ст. 27 Конституции). Данные нормы Закона согласуются и с частью третьей ст. 34 Конституции, закрепляющей возможность ограничения пользования информацией в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав.

В такой ситуации мы считаем, что адвокаты не вправе сообщать государственным органам сведения, составляющие адвокатскую тайну. Вопросы урегулирования взаимоотношений между адвокатами и государственными органами в сфере обеспечения правового режима адвокатской тайны требуют как теоретико-правовой доработки, так и практической нормотворческой деятельности по совершенствованию соответствующего закнодательства.

Т.З. Шалаева, адвокат, осуществляющий адвокатскую
деятельность индивидуально
(материал подготовлен с использованием законодательства по состоянию на 01.11.2017 г.)

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться:
Share

Спасибо!

Администратор был уведомлен о найденной ошибке

Закрыть